Гигантская Пуркуация (13+) (oyla) wrote,
Гигантская Пуркуация (13+)
oyla

Category:
  • Mood:

Мои первые учителя

Мой первый учитель истории (звали его, как я почему-то вдруг вспомнила, Алексей Тимофеевич. А вот фамилию, если и знала, то забыла. Вертится "Гордин" или "Гордеевский", но не уверена, что это относится к нему), помимо истории вёл у мальчиков уроки труда. Как раз после этих уроков у параллельного класса он по звонку на урок приходил в кабинет истории и прямиком направлялся к раковине. Я не помню, чтобы в каком-нибудь другом кабинете (кроме химии и физики) была раковина (в математике и русском точно не было), и вообще, зачем в кабинете истории раковина, неужели планировщики школы догадывались, насколько это грязный предмет?
Так вот, по дороге к раковине он вызывал к доске какого-нибудь оболтуса с камчатки и велел: "рассказывай что было задано на дом".
Оболтус выходил и... тут у него включалась смекалка. Раз Тимофеич шумно моет руки (а затем лицо и красную шею, а потом ещё и сморкается), то вряд ли ему слышно бормотание у доски. Главное, чтобы не было длительных пауз и неуверенного тона. И оболтус начинал самозабвенно врать, уверенно называя левые даты (плюс-минус 500 лет), имена и события. Хорошим тактическим ходом было повторять одну фразу (подсмотренную в заботливо перевёрнутом учебнике с первой парты во время тимофеичева умывания), меняя в ней некоторые слова и их порядок.
Далее Тимофеич вытирал жбан и шёл за свой учительский стол, садился, доставал щётку, гуталин и начинал чистить свои кирзовые сапоги. Когда оболтус делал паузу, Тимофеич поднимал голову и говорил что-то вроде: "чего остановился, продолжай". И оболтус продолжал вещать абсолютную ахинею, постоянно мониторя процесс чистки сапог, чтобы не упустить момент окончания или паузы между ними. А наша, слушателей (тех, кто хоть чуть-чуть в теме), задача была не заржать. Наконец, когда уже второй сапог блестел, оболтус замолкал. "Что остановился, продолжай" - говорил Тимофеич.
- Всё. - отвечал оболтус.
- А, молодец. Садись, пять.
Мы с восхищением переглядывались. Мне всегда было обидно, не столько от незаслуженной пятёрки, сколько от того, что ведь это была абсолютная, дикая неправда, ничего общего с историей не имеющая, которую не дай бог кто-нибудь примет за чистую монету, и она получала таким образом вместе с пятёркой что-то вроде знака качества. Типа, всё верно.
Но, разумеется, восстановить справедливость, не подставив находчивого товарища по классу было невозможно, и приходилось молчать (как партизан), тем самым соглашаясь с такой альернативной историей.
Дальше Тимофеич открывал тетрадку, в которой была написана тема сегодняшнего урока, затем учебник, и начинал читать нам вслух.
Иногда, впрочем, ошибался и читал то, что уже проходили. Тогда кто-нибудь из умников говорил, что это уже было, и он переходил к следующему уроку.
Так занимательно проходили уроки истории в простой советской московской школе номер 38, что в Раменках.

С этим Тимофеичем у нас потом вышел принципиальный конфликт, приведший к моим прогулам уроков истории длиной в целую четверть и компромиссом в виде четвёрки, но это уже другая история )
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments